Пропустить навигацию.
Подписаться на журнал

Политкоктейль на 02TV - Каспаров и Жириновский

Филлип Леонтьев:

Здравствуйте. В эфире программа "Политкоктейль с Филлипом Леонтьевым". У нас в гостях Владимир Вольфович Жириновский и Гарри Кимович Каспаров. Тема нашей передачи – это итоги года, внутренняя политика.
Но сегодня произошло одно событие, которое позволит нам немного выйти за рамки нашей темы. Владимир Вольфович был немного знаком с господином Ниязовым. Думаю, он немного прокомментирует, что это был за человек, исходя из личного опыта.

Владимир Жириновский:

Смерть руководителя Туркмении показывает, что мы до сих пор не знаем, что такое Туркмения и Средняя Азия. Зюганов тут дал интервью и сказал, что, мол, вы можете приехать в Ташкент, посмотреть на этот новый город, который полностью отстроен. Потом, правда, сказал, что оговорился... Да не оговорился он! Он просто не знает, как называется столица Туркмении. Он не был там никогда. И это проблема, беда – и советского, и царского, и нынешнего периода России. Он не перепутал. Он думает, что это Ташкент. Он не знает, что Туркмения отдельно, Узбекистан отдельно, Таджикистан, Киргизия, Казахстан и что там внутри. Точно так же и Долгих приехал в Ереван и говорит: "Что вы тут, мусульмане, не можете дружить?". Он думал, что азербайджанцы – мусульмане, и армяне – мусульмане. Он ведь из Красноярска – рабочий, строитель. Откуда ему знать, что такое Армения, а что – Азербайджан. И вот сейчас умер человек, которого любит вся Туркмения.
Сейчас вся страна плачет, потому что он 20 лет руководил. Он им обеспечил коммунизм. В России мы не смогли этого сделать, а он смог. Он обеспечил бесплатный газ, свет. Вода дорогая, потому что не их, не наша вода. Он обеспечил благополучие в тех условиях, которые есть. Но Запад и наши некоторые товарищи считают: тоталитарный режим... демократии нет... И уже начинают думать, кто будет после. Этого нельзя делать. Это восточная страна. Они еще не похоронили его. Похороны - в воскресенье. Сейчас нужно говорить о нем только доброе, хорошее. Даже, если бы Ниязов был плохой, нам все равно выгодно говорить о нем хорошее – это докажет будущему руководству Туркмении, что с нами нужно дружить.
А все комментарии, кроме моего, были дурацкими, типа а-ля - Брюссель – вот он умер, и с ним – тотальный режим... Люди совершенно не понимают специфики восточной страны, а ведь это одна из причин крушения СССР. Они не понимают, что Туркмения не Санкт-Петербург. Там нужно другими словами говорить. Ниязов все правильно делал, хорошо знал ситуацию и то, что будет после него. Смена режима принесет только вред. Поэтому идеальный вариант, все сохранить, как есть.

Филлип Леонтьев:

Вы можете предположить, кто станет его преемником?

Владимир Жириновский:

В любом случае они сейчас нарушили Конституцию. Должен быть спикер парламента. На него есть уголовное дело. Это способ управления страной, который не позволял совершить государственный переворот и сместить президента. Вся политическая элита в мире ворует. Ищет возможности обогатиться. Поэтому он за всеми контролирует, всех знает и если возникает необходимость, он говорит, вот на тебя заведено уголовное дело. Поэтому наверняка сохранится статус-кво и из его команды человек будет. Скорее всего, по отношению к России политика не изменится. Она выгодна Туркмении по всем позициям. Это единственная страна, которая получила статус нейтралитета. Они ни с кем не входят в союзы. Этакий уголок счастья. Они знают русский язык, понимают угрозы Ирана, Китая, США и России. Мы у них покупали газ по 80 долларов за 1000 кубов, Ниязов решил повысить цену, мы согласились, но мы не давим на него, это действительно низкая цена. Мы в Европу продаем по 500 долларов, а у него за 80 берем. Британия покупает у нас газ за 1000 фунтов. Нам это выгодно. С ним вообще сотрудничать выгодно, но по тем комментариям, которые дают центральные каналы туркмены обидятся. Наши люди не понимают, что такое восток. Царь это понимал, а вот коммунисты уже не понимали. У них в голове был пролетарский интернационализм. Нынешняя власть тоже, кстати, не понимает. Она ставит дурацкие комментарии, над которыми вся Госдума будет смеяться. На похороны поедет Фрадков, как председатель правительства.
Филлип Леонтьев:
Вопрос к Гарри Каспарову: У меня такое ощущение, что тема Туркмении в российских СМИ была запретная и долгое время складывался информационный вакуум. Такое ощущение, что в газовом контракте на продажу было приложение на информационное обслуживание России.

Гарри Каспаров:

Отсутствие информации о Туркмении не давало вообще никакой статистики. Там все было приватизировано одним человеком. Это не деспотия в чистом виде, а просто приватизация всего. Итоги правления Туркмен-баши мы узнаем через некоторое время. Это их дело. Жириновский, конечно, прав: нас интересует, как будут складываться дальше отношения с Туркменией. Если говорить о нарушении прав русского населения, то Туркмения опережала все бывшие республики на порядок. То, что там делалось с людьми, имевшими российский паспорт – ни в сказке сказать, ни пером описать. Туркмен-баши контролировал все, и никакой, не то чтобы оппозиции, но даже чего-то иного там и быть не могло. Он был очень грамотным, искусным политиком, пользовался всеми противоречиями, важностью энергопоставок, тем, что "Газпрому" крайне необходим дешевый туркменский газ, так как весь наш газ, они уже продали втридорога за границу. А в России – дефицит газа, и Туркмен-баши этот дефицит покрывал, при этом он это все делал без альтернативных условий.
Сейчас надо говорить об стратегических интересах России, и я боюсь, что в начинающем сражении – а оно неизбежно начнется, я не верю в преемников – после падения такой вертикали власти начнется хаос. Это мы видели в Палестинской автономии. Был Арафат, на нем все держалось, а умер – чуть ли не гражданская война идет. Я думаю, что в Туркмении скоро будет очень нестабильно и в этих условиях у России есть все возможности игры. Но я боюсь, что все эти олигархические кланы, которые столкнулись вокруг Путина, – те, кто работает на "Газпром", а не на Россию, – поставят свои интересы выше интересов страны, как они это всегда делают. И для России эта геополитическая схватка кончится очень печально.

Филлип Леонтьев:

Я так не думаю, так как в теории хаоса США и западный мир преуспел, но там нет общественных организаций. Там есть только возможность управлять элитой.

Владимир Жириновский:

Хаоса не будет, страна закрыла свои границы, армия приведена в боевую готовность, визы не выдаются, поезда давно не ходят. Самолеты только по визе. А туркменское посольство в Москве сейчас закрыто. Внутри все схвачено.

Гарри Каспаров:

Кем схвачено? Эта элита сейчас будет между собой разбираться.

Владимир Жириновский:

Он всех вычистил. Там нет никакой оппозиции.

Гарри Каспаров:

Или спикера с уголовным делом.

Владимир Жириновский:

Те, кто захотят занять первое место, будут семейным вариантом, но не будет варианта, когда придет другая политическая сила. Всем выгодна та власть, которая сегодня есть.

Филлип Леонтьев:

Мы вернемся к внутренней политике. Прошел год. Как вы считаете, какие основные события в этом году происходили именно во внутренней политике.

Владимир Жириновский:

Во внутренней политике мы объявили дачную амнистию – все могут быть собственниками дома, дачи, участка земли. Впервые – налоговую амнистию, но многие этого не поняли. Сейчас любые деньги можно перевести в Россию в любом размере, положить в любой банк и заплатить нашему государству 13 процентов, как подоходный налог, и никто ничего не скажет. А значительные усилия в борьбе с терроризмом? Комитет сработал так, что 300 возможных терактов предотвращены. Я вижу в этом смысле, в основном, плюсы.
Плюсы – это наши нацпроекты. Все женщины, которые родят 1 числа, получат капитал, который им никто и никогда не давал. Да, получат в 2010 году и только по определенным каналам – это другой вопрос, я с этим согласен. Но эти деньги даются, они уже есть. Они будут лежать на их счетах в пенсионном фонде, и женщины потом могут ими распорядиться. Достижения есть, но, согласен, не все это заработает эффективно. Главные успехи – это безопасность и амнистия. Для богатых, это амнистия капитала, для бедных, что они могут это оформить, что у них есть то, что они годами не могли оформить. При СССР, это было ничье – дачный кооператив. Что ты с ним мог сделать? А теперь ты можешь прийти к нотариусу и все оформить.
Негативные события – это отказ в двух регионах провести референдум по укрупнению – это ненецкий округ и архангельская область. Поэтому губернатор потерял должность и будет сидеть в тюрьме, на него действительно есть уголовное дело. Его терпели, пока он не пошел против государства.

Филлип Леонтьев:

Думаю, что нам можно на всех завести уголовные дела.

Владимир Жириновский:

Любой человек совершает нарушения. Любой человек. Но если он не лезет во власть и не занимается политикой, он будет тихо жить, а за теми, кто претендует на власть, будут смотреть. Он стремится к власти и начинает действующую власть критиковать. За ним будут следить, а кто он сам такой?

Филлип Леонтьев:

Основная ваша идея – это негатив. Провал референдумов.

Владимир Жириновский:

Это не провал, это люди пострадали. Ушел президент Адыгеи – сейчас там уже новый – и ушел губернатор ненецкого округа. Эта тенденция пойдет. Сейчас у нас 4 края и каждый год 4 региона будут укрупняться. Абрамович ушел, это и плюс и минус.

Филлип Леонтьев:

У меня складывается ощущение, что у Абрамовича идет какая-то социальная нагрузка.

Владимир Жириновский:

Да, он сделал там столько, что советские губернаторы за 40 лет не смогли сделать. Сперва изъял из экономики страны 18 млрд долларов, теперь вкладывает понемногу. Его уход обусловлен тем, что он еще вложит немного и уедет.

Гарри Каспаров:

А разница куда?

Владимир Жириновский:

Разница пока у него остается. В перспективе все деньги тех, кто уехал, – если они не хотят сидеть в тюрьме – будут вложены в российскую экономику. А сами они будут жить на дивиденды. Но их деньги должны работать в российской экономике. У наших олигархов есть два варианта: либо в Лондон, либо шить рукавицы в Читу, как Ходорковский.

Филлип Леонтьев:

Гарри Кимович, к вам тот же вопрос.

Гарри Каспаров:

Все выглядит по-разному. Из Госдумы видно одно, а мне как-то видно другое. Я много поездил по стане. Почти 30 регионов посмотрел о Владика до Калининграда. Произошло полное закрепление авторитарного режима, который делает все так, что бы стать несменяемым. В данном случае, Путинский режим, хотя он ассоциируется не только с Путиным, а с системой, которая делает все, чтобы выборы превратились в фарс. Дополнительные законы были приняты Госдумой, проштампованы. Делается это у нас буквально за 12 минут. По 3 минуты на 4 фракции. Нарушения были при принятии законов про экстремизм, которые сейчас используются против политической оппозиции. Не знаю, о каких 300 предотвращенных терактах говорит Жириновский. Конечно, у них секретная информация в Госдуме, но то, что сейчас антитеррористический центр занимается регулярным выслеживанием оппозиционных активистов и пытается предотвратить их участие в оппозиционных, разрешенных, конституционных акциях протеста, это просто очевидно.
Это законы, которые принимались в этом году. Жириновский сказал про одни законы, я – про другие. На самом деле очень важен закон, который любую критику государственного чиновника считает проявлением экстремизма, но параллельно принимались другие законы, которые власти нужны. У нас власть давно срослась с деньгами, это классическая олигархия, которая правит Россией. Для нее приняты новые законы – лесной кодекс, водный, градостроительный... Это позволяет власти делать практически все, что угодно. Строить хоть ядерный реактор. Экологические экспертизы отменяются, то есть идет тотальный процесс приватизации государства теми, кто находится на вершине власти.
А еще – очень опасное явление – сейчас говорится, что с терроризмом стало лучше, что мы навели порядок в Чечне. Так вот – это явление называется "кадыровщина". Кадыровские бандиты, как они считают, наводят порядок в российских городах. В Санкт-Петербурге разбираются по разделу собственности, в Москве средь белого дня выясняют отношения, совершают убийства. То есть, становится очевидно, что чеченская война закончилась для России поражением и мы платим дань бандитам. Они просто поменяли форму, надели российскую, и для России это колоссальное унижение. Я боюсь, что эта тенденция будет в следующем году набирать силу, потому что Кадыров играет в собственную игру. И нет никакого способа его контролировать. Он диктует условия.

Филлип Леонтьев:

Мне кажется, что вы Гарри Кимович сказали, что власть срослась с деньгами, это положительный момент. Если бы они были без денег, то нам бы пришлось плохо, так как эти деньги перетекали бы куда-то. Любая смена власти – это падение рейтинга государства. Чиновники должны быть обеспечены, но все должно быть открыто, прозрачно и за счет заработных плат, а не каких-то других бизнесов.

Гарри Каспаров:

Я не согласен, что тотальная коррупция в России – это плюсовое явление, но это и Вы сказали. Люди в России начинают понимать, что ситуация далека от иллюзорной, виртуальной стабильности, которую показывают федеральные каналы. И потихоньку начала создаваться оппозиция. Не та, которая как обычно выпестовывалась в Кремле. Появилась "Другая Россия", вмещающая разные политические силы, которые согласны с тем, что вектор развития страны сегодня неверен. Надо установить демократические нормы и решить самые горящие социальные проблемы. То, что и левые, и либеральные смогли найти общий язык и вместо традиционной конфронтации научились искать компромисс, - это на самом деле шаг вперед. И не важно, как дальше будет продолжаться выстраивание этой конструкции. Появилась принципиально иная концепция, которая может принести успех.

Владимир Жириновский:

Я здесь не соглашусь. Не важны фамилии и названия партий. Мы должны выбрать с вами очень высокий уровень демократии – я за нее. Я не согласен со многим из того, что происходит в нашей стране. Но чем выше будет уровень демократии, тем быстрее рухнет страна. Поэтому все, кто за свободы, демократию, должны выбирать: в какой стране они хотят жить через 20 лет. В маленькой московской республике, окруженной враждебными государствами или в большой стране России, которая еще является большой.
Вот этого мы не хотим понять. Царь был плохой, согласен. Кто пришел? – слабый Керенский. Он плохой? Кто пришел? Ленин и Сталин. Они плохие? Пришел Брежнев и Ельцин. Они ушли. Кто пришел? Ельцин и Путин. И опять мы все не довольны. Какой режим мы хотим? Если бы сейчас сказали, что мы испытали монархию, она сгнила, советский режим, также сгнил. Демократия у нас не пошла. Дайте нам Пиночета. Я бы пожал Вам руку. Вы снова хотите развивать демократию. И Вы правильно говорите, можно по-другому, другие демократы. Но итог будет таким же. Гибель нашего государства. Например, проводим свободные выборы. Вы приходите к власти: Каспаров, Касьянов, Рыжков, Лимонов. Что будет со страной? Ей будет конец. Вы понимаете, что Вы в Кремле посидите пол года-год и все закончится крахом. Ельцин это понял. У власти 9 лет был и понял: если оставить демократов у власти, а Россия не терпит демократов, она погибнет. Россия должна быть авторитарной, иначе ее не будет. Уезжайте в Польшу.

Гарри Каспаров:

Это моя страна. Я 25 лет играл под российским флагом.

Филлип Леонтьев:

Я никогда не считал себя большим фанатом Путина. Но в одной из передач, которая была посвящена пятнадцатилетию беловежского соглашения, вместе с депутатом Крутовым, который в свое время вел прожектор перестройки, и политологом Горюновым мы пытались смоделировать ситуацию: что надо было сделать Горбачеву, для того, что бы СССР не развалился. Я понял, что потихоньку становлюсь апологетом Путина, потому, что Горбачеву надо делать было тоже самое, что и Путину: контролировать СМИ, отменять выборы в республиках. Уменьшать власть.

Гарри Каспаров:

Ситуации все-таки очень разные. Горбачев не имел денег. Цены на нефть обвалились, экономика была в кошмарном состоянии. А при путине цены на нефть поползли вверх, и на сегодняшний момент у него бесконечное количество денег. Именно поэтому он в состоянии как-то ситуацию сдерживать. Но то, что произошло за годы его правления – я тут принципиально не согласен с Жириновским – это как раз обратный вектор развития. Вертикаль власти – миф. Все держится на соплях. Мы ведем позорную политику на дальнем востоке, сдаем Китаю практически все позиции. То, что сегодня Чечня командует Россией, – это путинская политика.

Владимир Жириновский:

Согласен. Очень много плохого. Но на весах у нас стоит очень плохое и крушение вообще. Вот в чем проблема. Если мы совершим сегодня октябрьский переворот так же, как он тогда был: слабый Керенский, все летит в тартарары, ничего не получается, войну проиграли. Возвращаясь с войны, солдаты говорили: "Давайте настоящую власть, твердую".

Гарри Каспаров:

Сейчас все иначе. И Ельцинско-путинский режим я бы рассматривал, как единую историческую субстанцию.

Владимир Жириновский:

А если Ельцин – демократ, а Путин Вас лишает, то чем вы недовольны?

Гарри Каспаров:

Я в парламенте не был. Ваша фракция проголосовала за все бюджеты, за всех премьер-министров, по всем вопросам. ЛДПР – это любимое детище президента России. Вы по всем вопросам поддерживали власть, какая бы она не была. Все акты ельцинской власти, кстати, вы против импичмента Ельцину тоже голосовали. Важно понимать, что сложилась определенная система, которая никакого отношения к демократии не имеет. Эта система с самого начала была авторитарной.

Владимир Жириновский:

Да. Да. Да. И это единственный способ существования России. Никогда в России другого не будет, как вы не можете понять? Назовите период, когда Россия была демократической.

Гарри Каспаров:

Много стран никогда не были демократическими: Тайвань, Южная Корея. Мы говорим, что наша страна не может сейчас плестись в хвосте развития. Нам нужна модернизация страны, а не чудовищная коррупция. А у нас сейчас власть, руководство которой держится за свои деньги, личные средства за рубежом.

Владимир Жириновский:

Вот отсюда и причина, почему она не может действовать. Если все деньги за рубежом, и оттуда нас контролируют, что мы должны сделать?

Гарри Каспаров:

Так это к Путину вопрос. Ровно этого мы и хотим. Чтоб Россия стала самостоятельной, а не такой, как она была при Ельцине и сейчас – при Путине.

Владимир Жириновский:

Давайте так: эта власть связана с Западом, там деньги и мы эту связь обрываем. Я согласен. Мы ее уничтожаем.

Гарри Каспаров:

Нет, мы не это делаем, а проводим нормальные выборы.

Владимир Жириновский:

Хорошо, и вы побеждаете. Чистые демократы.

Гарри Каспаров:

Да нет чистых демократов. Что такое чистые демократы? Это такое же бессмысленное слово, как фашист.

Владимир Жириновский:

Объявим свободные выборы, проиграет и Путин и "Единая Россия". Кто приходит к власти?

Гарри Каспаров:

Не знаю, может, и вы даже.

Владимир Жириновский:

Огромная страна, убираем действующую власть, и приходят другие: голодранцы, беднее, ничего не берут, ничего не знают. И все, кто с деньгами, уезжают из России. Едут туда, где их деньги. Уже уехало 15 млн, и еще уедет 10 млн. Вы останетесь с Анпиловым, Шандыбиным, Лимоновым.

Гарри Каспаров:

А вы тоже уедете?

Владимир Жириновский:

Нет. Мы будем отстреливать вас.

Гарри Каспаров:

А вы знаете, что люди могут стрелять по очереди?

Владимир Жириновский:

Вот. И конечный итог. Гражданская война. Это то, что вы хотите сделать. Понимаете?

Филлип Леонтьев:

Жириновский предлагает голосовать за "Единую Россию".

Владимир Жириновский:

Нет. Он не хочет видеть конечный результат. И опять гражданская война, октябрьская революция.

Гарри Каспаров:

Нет, не будет войны. Последний бунт был в 1993 году. А почему он был? Потому, что не хотели договариваться между собой. Это вы не хотите договариваться, мы как раз хотим, чтобы для всех были нормальные правила. Кто победит на выборах, это второй вопрос.

Владимир Жириновский:

Объясняю еще. При нормальных выборах победит или оппозиция, или мы, или коммунисты.. Хорошо, побеждаете вы "Другая Россия", и чем это все кончится? Кончится не для вас, а для страны – катастрофой. Вы начнете борьбу с коррупцией, правильно? С ней надо бороться. Вы должны будете убрать миллионы чиновников, всех генералов, это как пробки в Москве. Все встанет.

Гарри Каспаров:

А почему пробки в Москве? Потому что Москва приватизирована Лужковым.

Владимир Жириновский:

Убирайте все московское правительство, и рушится все в Москве. Вот в чем проблема. И вы этого понять не можете. Я с вами согласен по всем моментам, но диагноз таков, что если наводить порядок, то..

Гарри Каспаров:

То есть раковую опухоль трогать нельзя?

Владимир Жириновский:

Да!

Гарри Каспаров:

Но рак смертелен, вы понимаете?

Владимир Жириновский:

Нет. Это деньги.

Гарри Каспаров:

А вы, как Кашпировский, будете заговарвать его?

Владимир Жириновский:

Если рак у одного человека, то он бы погиб. Но, как вы говорите, раковая опухоль – это деньги. Люди живут, наслаждаются.

Гарри Каспаров:

Только не работает система.

Владимир Жириновский:

Ну, это лучше, чем гражданская война.

Гарри Каспаров:

Гражданской войны не будет, если мы попытаемся обуздать этого коррумпированного чиновника.

Владимир Жириновский:

Обуздайте. Каждый день идут аресты мэров городов, глав администраций.

Гарри Каспаров:

Это у вас между собой. Зурабов не поделился с кем-то.

Владимир Жириновский:

Если это не междусобойчик, то это перестрелка на улицах. Вот "Хамас" и "Фатх" в Палестине. Сейчас у власти "Хамас". Палестина никогда не успокоится, а если вы будете действовать..

Гарри Каспаров:

У вас система такая. Трогать нельзя. Если тронете, то все рухнет.

Владимир Жириновский:

Да!

Гарри Каспаров:

Поэтому надо сидеть тихо, а вы будете..

Владимир Жириновский:

У нас было два эксперимента – это октябрь 1917 и 1989-1991 года. Было это уже. Если бы не было, я бы вас поддержал.
Гарри Каспаров:
В 1991 году...

Вопрос из зала - Виталий Золочевский:

Господин Каспаров, Вы были участником "Марша несогласных". Под лозунги несуществующей НБП: Сталин, Берия, Гулаг. Вы тоже стали маргиналом? Вы тоже будете приковывать себя наручниками, захватывать администрации и вообще, куда вы ведете свои пешки?

Гарри Каспаров:

Те плакаты не были лозунгами НБП. Они были подняты провокаторами молодогвардейцами. Причем в толпе. Когда лозунг держится 90 секунд, камера Российского канала, должна стоять в нужном, в правильном месте, чтобы успеть это снять. Так что это – типичная провокация, как и все, что показывают по ТВ.
Молодые ребята из НБП высказывают свой политический протест. Это нормальное леворадикальное движение. Это не маргиналы, во всем мире эти люди пользуются уважением. Они защищают общие права. Они говорят про демократию, про возврат вкладов. Владимир Вольфович, а почему Госдума не следит за возвратом вкладов?

Владимир Жириновский:

Следим. Вам сколько лет? Вот через 20 лет и вам дадим. Давали тем, кому 90, 80. Теперь кому 70 лет.

Гарри Каспаров:

В 1995 году были приняты законы об индексационных выплатах. Вы этого не делаете.

Владимир Жириновский:

В 1996 году мы приняли закон об отмене ратификаций беловежских отношений. Это означает восстановление СССР. Мы его восстановили? Нет.

Гарри Каспаров:

Но сейчас есть 100 млрд в Стабфонде? Это очень важно, что сегодня есть смелые ребята, которые отстаивают свои конституционные права. И говорят они именно о социальных лозунгах, не о себе, а о том, что можно и нужно сделать для всей страны. И то, что власть с ними жестко обращается, показывает, что она боится любой формы организационного протеста. А маргиналы не мы, это "Молодая Гвардия", "Наши", которые за деньги устраивают провокации.

Владимир Жириновский:

Власть не боится, а обеспечивает безопасность всех граждан.

Гарри Каспаров:

Вы видели безопасность? Вы 16 декабря на улицах Москвы были?

Владимир Жириновский:

Был.

Гарри Каспаров:

Восемь с половиной тысяч ОМОНа, собаки, вертолеты, колючая проволока. Зачем?

Владимир Жириновский:

Репетиция.

Гарри Каспаров:

А что репетируем?

Владимир Жириновский:

ЛДПР в 1991 году в открытую поддержали ГКЧП. Кто был прав? Мы? Вот если бы ГКЧП выиграло, то сегодня оставалась бы великая страна. Была бы другая экономика, все было бы по-другому. На нас говорили, что мы фашисты, запретили партию на месяц. Прошло 15 лет.

Гарри Каспаров:

С вами все в порядке, ничего не случилось?

Владимир Жириновский:

Я откровенно говорю: надо подавлять любые выступления, направленные против власти, самым жестоким образом. Нужно сохранить страну, население, экономику.

Гарри Каспаров:

Вас должны привлечь по статье "За подрыв конституционного устройства". Это та статья, по которой привлекают многих оппозиционных активистов.

Владимир Жириновский:

И правильно!

Гарри Каспаров:

Вы требуете нарушить российскую Конституцию.

Филлип Леонтьев:

Ну вот, и на вас есть уже уголовное дело Владимир Вольфович.

Гарри Каспаров:

Законы, которые Вы же приняли, - драконовские законы. Но мы все равно по ним действуем, а вы их же нарушаете. Вы, Лужков, Нургалиев...

Владимир Жириновский:

Царь не занял жесткую позицию, и рухнула великая российская империя. Горбачев не занял, - тоже самое.

Гарри Каспаров:

У царя в окружении были одни немецкие шпионы. Как сейчас Путин отчитывается в вашингтонском обкоме.

Владимир Жириновский:

Это вынужденная мера. Гарри, не надо обманывать молодежь. Ведь миллионы нас увидят и услышат.

Гарри Каспаров:

Благодаря вам не увидят миллионы. Давайте через месяц вот так поговорим на Первом канале. Посмотрим, как рейтинги будут меняться. Поговорим о путинских друганах, об этих миллиардах, откуда у Абрамовича такие деньги.

Владимир Жириновский:

Со всем плохим, о чем вы говорите, я согласен. Мы с вами отличаемся в методе лечения.

Гарри Каспаров:

Вы готовитесь к похоронам, а я хочу, что бы страна выжила.

Владимир Жириновский:

Вы хирург, и я хирург.

Гарри Каспаров:

Вы мясник, вы требуете топор, а я скальпель.

Владимир Жириновский:

Вы говорите, что надо делать операцию. Я говорю: не надо. Больной умрет.

Гарри Каспаров:

Не хочу, чтобы больной умирал!

Владимир Жириновский:

А я даю лечение, и больной выздоровеет. Вы говорите, что по Конституции вы имеете право подойти к нему. Имеете, но я Вас не пущу.

Гарри Каспаров:

А почему?

Владимир Жириновский:

Потому что Вы уничтожаете больного. Вы врач и уничтожаете больного. Я силой вас не допущу.

Гарри Каспаров:

Вы колете больному наркотики, морфий, чтобы никто ничего не чувствовал.

Владимир Жириновский:

Государство имеет право принять меры безопасности в интересах большинства.

Гарри Каспаров:

Нет, это не большинство. Это кучка людей, насквозь коррумпированных чиновников, которые защищают себя. Государство имеет право защищать закон. Вы, кстати, эти законы принимаете.

Владимир Жириновский:

Да, согласен.

Гарри Каспаров:

Я требую ровно одного, чтобы государство защищало порядок законно.

Владимир Жириновский:

Вот также говорили демократы в 1987, 1988, 1989 годах. При выборе президента Ельцина они так говорили. Голосуйте за Ельцина, и страна расцветет. У нас будет демократия, рынок. А я говорил обратное, я был его оппонентом и говорил, что если голосовать за Ельцина, то страна рухнет. Будет гражданская война. Будут болезни, преступность. Я был прав, и вы до сих пор не можете признать.

Филлип Леонтьев:

Давайте придем к консенсусу.

Вопрос Владимира Горюнова:

Давайте распутаем тот клубок, который здесь образовался. Согласен со многим, что говорили оба эксперта. И с тем, как Гарри Кимович описал ситуацию в Чечне. И с тем, что многие вопросы не решаются по той причине, что вся наша элита действует по известному изречению Матфея: "Где сокровище твое, там будет и сердце твое". Сокровища ее находятся, как известно, за границей. А кто в этом виноват? Гарри Кимович, а у господина Касьянова нет за границей никаких счетов? Помню 1990-91 год. Вы были в самом руководстве "Демроссии". Всю эту систему отстраивали, если не вы лично, то ваши друзья, единомышленники. Это их стараниями было создано. Что чиновники при Ельцине не воровали? Может, не воровали столько. Зато ваши предприниматели очень здорово превращались в олигархов без всякого внедрения в страну.
Владимир Вольфович, вы очень здорово ратуете за Россию. При этом вашими руками было осуществлено колоссальнейшее наступление на русское патриотическое движение. Вашу борьбу с "Родиной" все прекрасно видели.

Владимир Жириновский:

Фальшивка "Родина". Вас обманывают.

Горюнов:

Ситуация такова, что Россия, наверное, станет другой и возродиться, но после того, как ее будут возрождать не те люди, которые сейчас находятся либо у власти, либо у денег.

Гарри Каспаров:

Истоки сегодняшних проблем находятся сегодня в 1990-93 годах. В 91 году произошло очень неприятное событие, потому что номенклатура сохранила свои позиции. То, за что ратовали в 91 году на Манежной площади, не было реализовано. Гайдара и Чубайса на манежной площади не было. Это кабинетные чиновники, которые прошли через приемную Бурбулиса к Ельцину и создали так называемое правительство камикадзе. Я всегда говорю про то правительство, что те, кому там не повезло, стали миллионерами.

Владимир Жириновский:

Все, что вы сказали плохое про нынешний режим, то все это было сделано при Ельцине. И правильно говорите, что они не были демократами. И вы не демократы. И коммунисты не коммунисты. Что делать теперь?

Гарри Каспаров:

В России есть много людей, вот если сегодня проходят честные выборы...

Владимир Жириновский:

... побеждают две партии: КПРФ и ЛДПР.

Гарри Каспаров:

Мой прогноз иной, партий будет очень много, но не будет ни у кого явного большинства. Если всем партиям дадут нормально участвовать без этих запрещений, будет разношерстный парламент. И учиться договариваться все равно придется, если мы хотим спасать свою страну.

Владимир Жириновский:

Согласен. Это власть вас боится. Я вас не боюсь. Из двух зол мы выбираем. Они не хотят, чтобы было много, а вы хотите, что бы вас было много.

Гарри Каспаров:

Вам выработали такую форму, удивительное частное предпринимательство ЛДПР, блестяще работать. Должен сказать, как бизнесмен вы удались. А к политике, с моей точки зрения, это не имеет отношения, потому что вы точно знаете, что можно делать, а что нет. Интуиция феноменальная, в отличие от Соловьева и Мавродия, которые в тюрьме, вы в Госдуме.

Владимир Жириновский:

Есть политика, а есть гражданская война. Политика и должна быть бизнесом.

Гарри Каспаров:

Политика?

Владимир Жириновский:

А где она находится, политика? Президент? Это что не бизнес? Министр - это не бизнес, губернаторы!? Это все бизнес. Деньги все.

Гарри Каспаров:

Как это, торгонули должностью?

Владимир Жириновский:

Все продается и все покупается... А что, Вам не платили за чемпиона мира по шахматам?

Гарри Каспаров:

Я выигрывал это своей головой...

Владимир Жириновский:

Все правильно, и мы выигрываем – власть выигрываем!!! Мы вас оболваниваем и все выигрываем!

Гарри Каспаров:

И деньги получаете?

Владимир Жириновский:

Да-Да-Да!

Гарри Каспаров:

За нарушение закона? Конституция нарушается, законы нарушаются!

Владимир Жириновский:

И вы нарушаете, спортсмены: допинг употребляете! Укололся – победил, укололся – победил. Какая разница? Сегодня в футболе 50 млрд. долларов крутится! Везде есть теневой сектор... А что, в семейной жизни нет теневого сектора? Что мужчины не имеют любовниц? Все имеют любовниц! Все грязные, все воры! Весь мир – воры, лжецы и подлецы!

Гарри Каспаров:

Ну, Вы многое знаете на собственном опыте...

Владимир Жириновский:

Даже когда Вы рождались, за Вас в Баку в родильном доме платили акушерке, Вы что не знаете?

Гарри Каспаров:

Нет, не знаю.

Владимир Жириновский:

На такси Вас везли – Вы даете больше, чем положено по счетчику, в ресторане – давали денег больше. Всегда, везде коррупция! Тотальная коррупция.
Вы здесь все бомжи и шариковы, к вам позвали одного гения – послушайте меня, я к вам больше не приду! И Гарри Каспаров отрицает то, что я гений. Если я остался у власти, а он не может пройти, то я плохой! А ты пройди как я! Ну, по-другому пройди!

Гарри Каспаров:

Я не продаюсь.

Филлип Леонтьев:

(обращается к Владимиру Вольфовичу Жириновскому – безрезультатно) Я в свое время думал, что Владимир Вольфович – шут гороховый, а теперь вижу, он действительно гений – так замечательно транслирует позицию Кремля...

Владимир Жириновский:

А мы вас ОМОНом, дубинками, дубинками! Каспарова, Касьянова, Зюганова...

Гарри Каспаров:

Вы путаете, Зюганов с вами у Путина сидит.

Владимир Жириновский:

Зюганов сегодня сказал - Ташкент... Человек умер в Ашхабаде, а он сказал – Ташкент, он даже не знает географии! Это шариков из деревни Мымры! Примитивный, дегенерат! Вот, кто сегодня возглавляет КПРФ.

Гарри Каспаров:

А Вы все столицы мира занете?

Владимир Жириновский:

Да, все столицы!

Гарри Каспаров:

Суринам, например?...

Филлип Леонтьев:

Давайте вопрос гению.

Владимир Жириновский:

Да, давайте вопрос.

Алена Кориницына (Российская правовая академия при Минюсте РФ):

У меня вопрос к Владимиру Вольфовичу...

Владимир Жириновский:

Вот видите, не хочет Каспарову вопрос задавать. Задайте ему вопрос.

Гарри Каспаров:

Да нет, я хочу поинтересоваться у Вас, я давно интересуюсь вашей карьерой, как Вам удалось добиться такого успеха на политической арене? И у меня возникает закономерный вопрос: как Вам все это удается? Как Вы все успеваете? Вы не могли бы поделиться?

Владимир Жириновский:

Объясняю... При коммунистах появились демократы слабые, так вот, я помогал коммунистам давить демократов слабых. Потом победили демократы, и я стал демократам помогать душить коммунистов. Сейчас при путинском режиме появились Каспаров, Касьянов – я помогаю режиму душить их, каспаровых, касьяновых...

Гарри Каспаров:

А потом будете помогать Каспарову и Касьянову душить коррупцию путинскую?

Владимир Жириновский:

Это и есть политика. Мы должны выиграть бой. В бою не обязательно идти танками вперед...

Филлип Леонтьев:

И не важно, кого душить.

Гарри Каспаров:

А идти за танками, да? Танки подавят, а мы придем потом.

Владимир Жириновский:

Да, это вы идете вперед и погибаете, а мы будем вас хоронить.

Гарри Каспаров:

С почестями?

Владимир Жириновский:

Да, я очень люблю траурную процессию. Побеждать и хоронить – это единственное достижение России. Российское государство умеет побеждать. Да, мы только это и умеем. Берлин взяли. А потом хоронить. Все остальное мы не умеем. Все остальное мы должны купить.

Гарри Каспаров:

Вообще, Вы не заметили, мы еще в шахматы умеем играть?

Владимир Жириновский:

В шахматы – да, мы случайно прорвались в чемпионы мира.

Филлип Леонтьев:

На допингах?

Владимир Жириновский:

Все остальное уже не получается, футбол – не получается. И в шахматы Вы выигрываете, потому, что это великая страна, где сумасшедший дом всегда! И все шахматисты – они сумасшедшие.

Гарри Каспаров:

Серьезно?

Владимир Жириновский:

Поэтому мы порождаем чемпионов мира. А остальное мы не умеем, и в футбол поэтому проигрываем, потому что не умеем.

Гарри Каспаров:

Что не умеете? Судью подкупать?

Владимир Жириновский:

Да! Мы и олимпийские игры в Сочи не сможем провести, потому что не умеем дать взятку.

Гарри Каспаров:

А смысл - провести олимпиаду в Сочи? Думаю, чтобы бабки украсть?

Владимир Жириновский:

Нет, смысл, чтобы не проводить их в США.

Гарри Каспаров:

А я думаю, чтобы Куршевель строить. Нет цели провести игры, есть цель деньги отмыть.

Владимир Жириновский:

Нет, цель – провести. На будущий год в Лазанье будут решать... Мы не сможем...

Гарри Каспаров:

В Зальцбурге. Почему? Взятку не сможем дать?

Владимир Жириновский:

Да, вот дайте нам задание взять Зальцбург, Лазанью – мы сможем, мы возьмем. А вот интеллектуальный спор по деньгам – мы не сможем выиграть.

Гарри Каспаров:

Да вы уже все разворовали, поэтому не сможете.

Владимир Жириновский:

Нет! Гении, это делают гении.

Гарри Каспаров:

Воруют?

Владимир Жириновский:

Да, а вот шариковы, рабоче-крестьянская партия, которая в 1917 году пришла, ничего не может. И Вы правы! Мы не сможем бороться с коррупцией! Потому что они примитивны, пока они не насытятся, не сдохнут в деньгах, они не остановятся.

Филлип Леонтьев:

Предлагаю, чтобы каждый из Вас подвел сейчас итог уходящего года, в чем хотите: в баллах, долларах, рублях... И сделайте какой-то прогноз...
Гарри Кимович, может быть Вы первый?

Владимир Жириновский:

Давайте, а то потом скажете, что я не давал ему выступать...

Гарри Каспаров:

Как мне такое в голову могло прийти просто???
Думаю, что Владимир Вольфович сегодня дал мне сказать больше, чем обычным своим оппонентам. Поэтому я уже считаю это победой моральной!
Я думаю, что уже очевидно то, что власть действительно взбесилась! С этим все согласны. В 2007 году начнется, уже будет продолжаться драка за власть, потому что непонятно, то ли Путин будет уходить, то ли они будут заставлять его остаться. Уже и по телевизору говорят про какие-то темные кремлевские силы. 2007 год, к сожалению, будет год нестабильности политической, потому что принять решение, которое бы позволило сохранить эту вертикаль власти, сама власть не в состоянии. И мы увидим очень много событий – эти схватки бульдогов под ковром в Кремле, которые станут уже достоянием общественности. А оппозиция, несмотря на то, что говорит Владимир Вольфович, она будет набирать силу. Это совершенно очевидно, что когда в Кремле идут процессы дезинтеграции, необходимо иметь какие-то центры кристаллизации. Оппозиция, я надеюсь, сможет в 2007 году предложить эти идеи кристаллизации, идею сохранения России, а не разворовывания, растаскивания ее по частям, как это делает сегодняшняя власть.

Владимир Жириновский:

Еще раз хочу подтвердить то, что вся политика построена на деньгах, на лжи и на страхе.

Гарри Каспаров:

А без лжи нельзя?

Владимир Жириновский:

Я Вам говорю – нельзя! Всегда будет ложь: коммунисты лгали, демократы лгали, патриоты – все, всегда! Я говорю про классический вариант. Второе: 2007 год. Почему опасны Каспаров, Касьянов, "Другая Россия"? Действительно, в Кремле есть силы, которые хотят спровоцировать введение тоталитарного режима. И за деньги, он даже не знает, посылают к ним нацболов, скинхедов. Что происходит, что они хотят? А они даже этого не понимают! Они слепое оружие для тех темных сил кремлевских, которые заставят Путина перейти...

Гарри Каспаров:

Фамилии.

Владимир Жириновский:

Не надо фамилий. Я вам говорю, что вы сами против чего боитесь, выступаете - способствуете приходу их к власти.

Гарри Каспаров:

Кого их?! Называйте фамилии.

Владимир Жириновский:

Разве дело в фамилиях? Какая Вам разница, кто Вас будет бить дубинкой по спине? Петров, Сидоров, Иванов – какая разница? Мы говорим про принцип! Что вы своими действиями действительно подведете ситуацию, что в стране действительно будет диктатура. Вы же будете виноваты!

Гарри Каспаров:

Мы будем виноваты?

Владимир Жириновский:

Конечно! А если мы будем вести себя нормально, в рамках закона: вот вам надо разрешение – получайте, проводите митинг! Но вы говорите: ТОЛЬКО шествие, не дадите – будем идти!

Гарри Каспаров:

По закону!

Владимир Жириновский:

Вот мы тоже хотели провести, но не дали, и мы провели на площади. А вы что хотите спровоцировать?

Гарри Каспаров:

Мы делаем все по закону!

Владимир Жириновский:

Дали бы вам разрешение где-нибудь на окраине...

Гарри Каспаров:

Нет, мы требовали по закону...

Владимир Жириновский:

Что, по закону – в центре Москвы?

Гарри Каспаров:

А вы прочитайте законы, которые принимаете – Федеральный закон № 54...

Владимир Жириновский:

Любой орган власти имеет право перенести место проведения, время и формат.

Гарри Каспаров:

Нет! Формат не имеет права!

Владимир Жириновский:

А я говорю про место...

Гарри Каспаров:

Правильно, и в течение трех дней должен сообщить информацию об этом, а формат не имеет права менять!

Владимир Жириновский:

Вы понимаете, я вам еще раз говорю...

Гарри Каспаров:

Нет, не понимаю, я законы читаю!

Владимир Жириновский:

Формат может быть, какой вы хотите, но место проведения вам дадут в Капотне, вы там сами не пойдете! Все вопрос закрыт! Они дураки. Они бы дали вам Каптню и вы бы сами сказали: мы не пойдем.

Гарри Каспаров:

Нет, дураки – это следующий вопрос, следующая категория.

Владимир Жириновский:

Это политики и есть, у нас сегодня в политике шариковы.

Гарри Каспаров:

Это кто, Лужков? Вы сказали про мо сковских...

Владимир Жириновский:

Я имею ввиду всех! Все чиновники – они шариковы, тупые и голодные! Их можно убрать только через гражданскую войну. А гражданская война опасна, потому что мы перестреляем все снова друг друга. Вот в чем проблема. Они все необразованные, посмотрите их биографию.

Гарри Каспаров:

А Путин? Он на двух языках говорит.

Владимир Жириновский:

А кто у него отец? Рабочий. Не академик, не гений. Простой рабочий из
Ленинграда.

Гарри Каспаров:

Ну, только у ваших детей отец гений, мы же знаем.

Владимир Жириновский:

У меня – мой дед фабрикант, а мой отец окончил 2 факультета французского университета. Все документы есть!

Филлип Леонтьев:

Вопрос из зала.

Из зала:

Меня зовут Артем, у меня небольшое подведение итогов, вопрос о подведении итогов: вот политики, чиновники, дума, движения различные, "Наши" - ненаши, шествия, митинги – зачем? Для чего вы вообще?

Владимир Жириновский:

Значит, все эти "Наши", "Молодая гвардия" - это власть делает в ответ на то, что делают другие (указывает на Каспарова) ...

Из зала:

Нет, вопрос в другом: для чего вы, как политики, существуете?

Владимир Жириновский:

Для выражения общественного мнения, все эти социальные группы не могут анархически выходить на улицу и что-то говорить – поэтому создаются разные политические движения.

Из зала:

Вы говорите, что политики – это коррупционеры/некоррупционеры, но в основном, это люди, облеченные какими-то полномочиями. Так какими полномочиями вы вообще облечены, ведь вам передает свою власть народ – как следствие демократии, якобы. Соответственно, а чем занимаются политики? Мы видим склоки, распри между партиями, так это вы так выражаете волю народа? Это что, народ должен за вас выходить на улицу драться? Зачем вы тогда?

Владимир Жириновский:

Если есть хотя бы две партии, то всегда будет спор.

Из зала:

Так зачем вы существуете?

Владимир Жириновский:

У вас есть право каждые четыре года выбирать политическую структуру.

Из зала:

А я хочу каждый день иметь право!

Владимир Жириновский:

Все, нет! Только раз в четыре года! А потом мы будем делать только то, что мы решим! Если эти 4 года вам не нравится, значит потом вы будете за другую партию голосовать

Из зала:

А если я хочу завтра?

Владимир Жириновский:

Завтра? Тогда идите в психушку, в Склифосовского...

Филлип Леонтьев:

Давайте напоследок выпьем за то, что мы здесь сегодня хотя бы попытались достичь какого-то консенсуса!

Источник

Ответить

Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.
You can change the default for this field in "Comment follow-up notification settings" on your account edit page.


Загружается, подождите...