Пропустить навигацию.
Подписаться на журнал

Политики России - 2008

Эдуард Лимонов на "Эхе Москвы"

С.БУНТМАН: Добрый вечер еще раз. Сергей Бунтман ведет эту программу. Всегда, так получается, мы встречаемся здесь с Евгенией Альбац, но вот сейчас она в поездке, не может сегодня прийти и мы сегодня с удовольствием пригласили Эдуарда Лимонова. Здравствуйте, добрый вечер.

Э.ЛИМОНОВ: Добрый вечер.

С.БУНТМАН: Сразу о партийных делах давайте? Вот вы, как запрещенный судом партиец, посмотрите на партийцев, которые сохраняют свои легальные позиции. Этим занимался Союз Правых Сил, сейчас на своем Политсовете, и будет заниматься на съезде. Как вы считаете?

Э.ЛИМОНОВ: Ну, им хочется, конечно, в каком-то виде остаться, сохраниться, это понятно. Но мне кажется, вот эта жалкая совсем участь, которую им готовят, быть не просто марионеткой Кремля, а собственно говоря, служащими. И я не глядя бы, на их месте не то, что отказался, с негодованием бы все это отверг.

С.БУНТМАН: Ну, вы привыкли к непарламентской деятельности.

Э.ЛИМОНОВ: Видите, я бы с удовольствием и не привык. Собственно, моя цель была в свое время, в 98-м году, когда партия стала общероссийской де-факто, мы обратились с просьбой нас зарегистрировать. И в том же 98-м году шестого ноября будет, как нам первый раз отказали. С тех пор мы еще пять раз подавали документы, и всякий раз неправильным, конечно, путем, нечестным, шулерством, путем просто такого юридического насилия, насилие в данном случае осуществлялось Министерством юстиции, нам отказывали и я уверен, будут отказывать и отказали бы сегодня.

С.БУНТМАН: Ну а вы будете пытаться?

Э.ЛИМОНОВ: Знаете, я уже не буду. Потому что пять раз достаточно. Тем паче, что партия запрещена, то есть в том виде, в каком она была, у нас бы даже, наверное, и документы не взяли или, я не знаю, что, восприняли бы это как возрождение, попытка возрождения запрещенной, экстремистской организации. Нет, мы не будем пытаться. Ну, в политике мы все продолжаем участвовать. Мало кто из моих сторонников ушел из политики, практически никто не ушел.

С.БУНТМАН: Ну вот, вернемся к СПС. СПС в том или ином виде, и руководители СПС, они вкусили парламентской жизни, то есть такой политической жизни, которая принята на поле официальной политики во многих странах. И они хотят ее продолжить.

Э.ЛИМОНОВ: Ну.. Вернемся к тому, что я сказал. То есть это ценою унижения, ценой лакейства, ценой отказа от самой сути политики, то есть самостоятельности, да? Ну, это, флаг им в руки.

С.БУНТМАН: Как вы можете смоделировать дальнейшее? И можно, конечно, это квалифицировать сейчас как унижение, как лакейство, по-разному. как компромисс, как что угодно. Вот интересно, вот СПС существует со своими избирателями, когда-то большими, теперь меньшими – существует. Да. они на компромисс, да, они идут в проект. И вот, представьте себе, попытайтесь смоделировать, как это будет дальше? Вот просто интересно вот, даже здесь интересна сама технология.

Э.ЛИМОНОВ: Вы знаете, я думаю, что ничего абсолютно интересного в их будущем я не вижу. Кстати, их прошлое тоже не было блистательным таким уж. Но будущее – просто ничтожно. Этих людей смоет. Собственно, они уже не существуют где-то с выборов 2003-го года. Их нет. И то, что они... Знаете, почему нет? Очень просто: потому что они привыкли только к легальной борьбе на паркете Государственной Думы, когда вся политическая борьба сводится к тому, что депутаты выходят после заседания и дают интервью. Тем же самым занималось и Яблоко. Работать с людьми, работать с народом, работать на улице, обращаться напрямую к народу, идти за свои убеждения, если это необходимо, под репрессии, под страдания и в тюрьмы, они не умеют. Они избалованные. Это партия такая, барская я бы сказал, в очень значительной степени построенная на структуре, паразитировавшая долгие годы на структуре РАО ЕЭС России, и то что они говорили о каких-то там 60 тысяч мертвых душ, я в это не верю вместе, в данном случае. разделяю мнение Министерства юстиции, наверное, которое тоже знает, кто чего стоит. Это партия верхушечная, и Бог с ней, пускай помрет. Я даже считаю, будут новые формы, будут новые формы существования. Те демократы или те либералы, которые имеют силы бороться, они найдут себе применение, пойдут те партии, которые заведомо не рассчитывают на милость власти, а заведомо относятся к власти, как к чему-то, что необходимо преодолеть.

Читать полностью / Обсудить на форуме



Загружается, подождите...